Стоял тот дом всем жителям знакомый скачать

Скачай своё музлишко Песня про комбайнёров (всем жителям деревни посвящается) музыка онлайн

стоял тот дом всем жителям знакомый скачать

Скачать. Баллада о старом доме. Kbps MB 5. Play. Скачать. Высоцкий Стоял тот дом всем жителям знакомый. Kbps MB. Скачать музыку. Исполнитель: Владимир Высоцкий. Песня: Стоял тот дом, всем жителям знакомый (муз. М.Л. Таривердиев) (07__02). Текст песни Владимир Высоцкий — Песня о старом доме. Стоял тот дом, всем жителям знакомый, Его еще Наполеон застал, - Но вот его назначили.

Чтобы любить, влюбленным Дайте укромный угол. В землю бросайте зерна Может, появятся всходы. Ладно, я буду покорным Дайте же мне свободу! Псам мясные ошметки Дали - а псы не подрались. Дали пьяницам водки А они отказались. Люди ворон пугают Но воронье не боится. Пары соединяют А им бы разъединиться. Лили на землю воду Нету колосьев, - чудо! Мне вчера дали свободу Что я с ней делать буду?! Я влюблен был как мальчик С тихим трепетом тайным Я читал наш романчик С неприличным названьем.

Были слезы, угрозы Все одни и все те же, В основном была проза, А стихи были реже. Твои бурные ласки И все прочие средства Это страшно, как в сказке Очень раннего детства. Я надеялся втайне, Что тебя не листали, Но тебя, как в читальне, Очень многие брали. Не дождаться мне мига, Когда я с опозданьем Сдам с рук на руки книгу С неприличным названьем.

А он работает с утра, Всегда с утра работает. Ее никто и знать не знал, А он считал пропащею, А он носился и страдал Идеею навязчивой: У ней отец - полковником, А у него - пожарником, Он, в общем, ей не ровня был, Но вел себя охальником. Роман случился просто так, Роман так странно начался: Он предложил ей четвертак Она давай артачиться А черный дым все шел и шел, А черный дым взвивался вверх И так им было хорошо Любить ее он клялся век.

А клены длинные росли Считались колокольнями, А люди шли, а люди шли, Путями шли окольными Какие странные дела У нас в России лепятся! А как она ему дала, Расскажут - не поверится А после дела темного, А после дела крупного Искал места укромные, Искал места уютные. А если б наша власть была Для нас для всех понятная, То счастие б она нашла, А нынче жизнь - проклятая!.

Чемодан мой от водки ломится Предложил я, как полагается: И проснулся я в городе Вологде, Но - убей меня - не припомню.

Зуев Михаил. Народная Библиотека Владимира Высоцкого (стр. 3) - rohohumla.tk

А потом мне пришили дельце По статье Уголовного кодекса, Успокоили: И остался я городе Вологде, Ну а Вологда - это вона где!. Пятьдесят восьмую дают статью Говорят: Он живет себе в городе Вологде, А я - на Севере, а Север - вона где!

стоял тот дом всем жителям знакомый скачать

Все обиды мои - годы стерли, Но живу я теперь, как в наручниках: Мне до боли, до кома в горле Надо встретить того попутчика! Но живет он в городе Вологде, А я - на Севере, а Север - вона где!. У него - и то, и се, А ему - все мало! Ну, так и накрылось все, Ничего не. Здесь раньше вставала земля на дыбы, А нынче - гранитные плиты. Здесь нет ни одной персональной судьбы Все судьбы в единую слиты. А в Вечном огне - видишь вспыхнувший танк, Горящие русские хаты, Горящий Смоленск и горящий рейхстаг, Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов Сюда ходят люди покрепче, На братских могилах не ставят крестов Но разве от этого легче?! В ночки темные, чужие, Все мне снятся Жигули Ой, не спите часовые, Как бы нас не обошли. Но вот запускают ракеты Евреи из нашей страны. Вы помните гетто Во время и после войны? И не остановиться, И не сменить ноги, Сияют наши лица, Сверкают сапоги!

А каждый второй - тоже герой, В рай попадет вслед за.

  • Народная Библиотека Владимира Высоцкого
  • владимир высоцкий - стоял тот дом, всем жителям знакомый слушать онлайн
  • Владимир Высоцкий

А перед нами все цветет, За нами все горит. Не надо думать - с нами тот, Кто все за нас решит. Веселые - не хмурые Вернемся по домам, Невесты белокурые Наградой будут нам! А мы все лезли толпой на нее, Как на буфет вокзальный. И крики "ура" застывали во рту, Когда мы пули глотали. Семь раз занимали мы ту высоту Семь раз мы ее оставляли. И снова в атаку не хочется всем, Земля - как горелая каша В восьмой раз возьмем мы ее насовсем Свое возьмем, кровное, наше!

А может ее стороной обойти, И что мы к ней прицепились?! Но, видно, уж точно - все судьбы-пути На этой высотке скрестились.

Сообщается в сводках Информбюро Лишь про то, сколько враг потерял. Но не думай, что мы обошлись без потерь Просто так, просто так Видишь - в поле застыл как подстреленный зверь, Весь в огне, искалеченный танк!

Где ты, Валя Петров? Ты закрыл своим танком брешь. Ну а в сводках прочтем: Дежурный по предбаннику Все бьет - хоть землю с мелом ешь, И я сказал охраннику: И я вчера напарнику, Который всем нам вслух читал, Как будто бы охраннику, Сказал, что он легавым. В тюрьме Таганской бывает хуже, Там каждый - волком, никто не дружит.

Вчера я подстаканником По темечку по белому Употребил охранника: Ну что он, сука, делает?! Друг подавал мне водку в стакане, Друг говорил, что это пройдет, Друг познакомил с Веркой по пьяни: Верка поможет, а водка спасет.

стоял тот дом всем жителям знакомый скачать

Не помогли ни Верка, ни водка: С водки - похмелье, а с Верки - что взять! Лечь бы на дно, как подводная лодка, И позывных не передавать!. Сыт я по горло, сыт я по глотку Ох, надоело петь и играть, Лечь бы на дно, как подводная лодка, Чтоб не могли запеленговать! Уедет сам, уедет сам Не по этапу, не по этапу. Не то чтоб другу не везло, Не чтоб кому-нибудь назло, Не для молвы: Быть может, кто-то скажет: Как так решиться - всего лишиться!

Ведь там - сплошные лагеря, А в них - убийцы, а в них - убийцы Не то чтоб мне - не по годам, Я б прыгнул ночью из электрички, Но я не еду в Магадан, Забыв привычки, закрыв кавычки. Я буду петь под струнный звон Про то, что будет видеть он, Про то, что в жизни не видал, Про Магадан. Мой друг поедет сам собой С него довольно, с него довольно, Его не будет бить конвой Он добровольно, он добровольно.

А мне удел от бога дан А может, тоже - в Магадан? Уехать с другом заодно И лечь на дно!. А за месяц до вояжа Инструктаж проходишь даже Как там проводить все дни: Чтоб поменьше безобразий, А потусторонних связей Чтобы - ни-ни-ни!

Личность в штатском - парень рыжий Мне представился в Париже: Вел нагрузки, жил в Бобруйске, Папа - русский, сам я - русский, Даже не судим". Исполнительный на редкость, Соблюдал свою секретность И во всем старался мне помочь: Он теперь по роду службы Дорожил моею дружбой Просто день и ночь. На экскурсию по Риму Я решил - без Никодиму: Он всю ночь писал - и вот уснул, Но личность в штатском, оказалось, Раньше боксом увлекалась Так что - не рискнул.

Со мной он завтракал, обедал, И везде - за мною следом, Будто у него нет дел. Я однажды для порядку Заглянул в его тетрадку Просто обалдел! Он писал - такая стерьва! Значит, личность может даже Заподозрить в шпионаже!. Вы прикиньте - что тогда? Это значит - не увижу Я ни Риму, ни Парижу Больше никогда!.

Баллада О Старом Доме Баллада О Детстве - Скачать mp3 бесплатно

Однажды он принес домой такое, Что папа с мамой плакали навзрыд. Студентом Федя очень был настроен Поднять археологию на щит, Он в институт притаскивал такое, Что мы кругом все плакали навзрыд. Привез однажды с практики Два ржавых экспонатика И утверждал, что это - древний клад, Потом однажды в Элисте Нашел вставные челюсти Размером с самогонный аппарат. Диплом писал про древние святыни, о скифах, о языческих богах. При этом так ругался по-латыни, Что скифы эти корчились в гробах.

Он древние строения Искал с остервенением И часто диким голосом кричал, Что есть еще пока тропа, Где встретишь питекантропа, И в грудь себя при этом ударял. Он жизнь решил закончить холостую И стал бороться за семейный быт. Неспроста, неспроста, От родных тополей Нас суровые манят места Будто там веселей, Неспроста, неспроста Как нас дома ни грей Не хватает всегда Новых встреч нам и новых друзей, Будто с нами беда, Будто с ними теплей Как бы ни было нам Хорошо иногда Возвращаемся мы по домам.

Где же ваша звезда? Может - здесь, может - там Только черные вороны стаею вьются Над трупами наших бойцов. Бог войны - по цепям на своей колеснице, И в землю уткнувшись солдаты лежат. Появились откуда-то белые птицы Над трупами наших солдат. После смерти - для всех свои птицы найдутся, Так и белые птицы - для наших бойцов.

Ну а вороны - словно над падалью - вьются Над черной колонной врагов. У него на окнах - плюш и шелк, Баба его шастает в халате, Я б в Москве с киркой уран нашел При такой повышенной зарплате!

И, сдается мне, что люди врут, Он нарочно ничего не ищет: А вчера на кухне ихний сын Головой упал у нашей двери И разбил нарочно мой графин, Я - мамаше счет в тройном размере. Ему, значит, - рупь, а мне - пятак?! Пусть теперь мне платит неустойку! Я ведь не из зависти, я так Ради справедливости, и.

Ничего, я им создам уют Живо он квартиру обменяет, У них денег - куры не клюют, А у нас - на водку не хватает! Слышу - вдруг зовут меня по отчеству, Глянул - черт, - вот это чудеса! Черт мне корчил рожи и моргал, А я ему тихонечко сказал: Ну, ты, наверно, пьешь денатурат Слушай, черт-чертяка-чертик-чертушка, Сядь со мной - я очень буду рад Да неужели, черт возьми, ты трус?! Слезь с плеча, а то перекрещусь! Кончился коньяк - не пропадем, Съездим к трем вокзалам и возьмем.

Я устал, к вокзалам черт мой съездил сам Просыпаюсь - снова черт, - боюсь: Или он по новой мне пригрезился, Или это я ему кажусь. Черт ругнулся матом, а потом Целоваться лез, вилял хвостом. Насмеялся я над ним до коликов И спросил: Все кончилось, светлее стало в комнате, Черта я хотел опохмелять, Но растворился черт как будто в омуте Я все жду - когда придет опять Я не то чтоб чокнутый какой, Но лучше - с чертом, чем с самим.

Ох, мама моя родная, друзья любимые! Лежу в палате - косятся, не сплю: Бывают психи разные не буйные, но грязные, Их лечат, морят голодом, их санитары бьют. И вот что удивительно: Куда там Достоевскому с "Записками" известными, Увидел бы, покойничек, как бьют об двери лбы! И рассказать бы Гоголю про нашу жизнь убогую, Ей-богу, этот Гоголь бы нам не поверил. Вот это мука, - плюй на них! Все норовят меня лизнуть, - ей-богу, нету сил! Вчера в палате номер семь один свихнулся насовсем Кричал: Я не желаю славы, и пока я в полном здравии Рассудок не померк еще, но это впереди, Вот главврачиха - женщина пусть тихо, но помешана, Я говорю: Забыл алфавит, падежей припомнил только два И я прошу моих друзья, чтоб кто бы их бы ни был я, Забрать его, ему, меня отсюдова!

Если так дальше, так - полный привет Скоро конец нашей эры: Эти китайцы за несколько лет Землю лишат атмосферы! Сон мне тут снился неделю подряд Сон с пробужденьем кошмарным: И что - разделился наш маленький шар На три огромные части, Нас - миллиард, их - миллиард, А остальное - китайцы. Этого В фильме прямо не сказано - Было только желание, - Значит, Значит, это для вас Будет в следующий. Быть может, окончился ихний бензин, А может, заглохнул мотор, - Но навстречу им вышел какой-то кретин И затеял отчаянный спор Нет бы - раскошелиться, И накормить пришельца Нет бы - раскошелиться, А он - ни мычит, ни телится!

Не важно что пришельцы Не ели черный хлеб, - Но в их тщедушном тельце - Огромный интеллект. И мозгу у пришельцев - Килограмм примерно шесть, - Ну, а у наших предков - Только челюсти и шерсть. В космосе страшней, чем даже в дантовском аду, - По пространству-времени мы прем на звездолете, Как с горы на собственном заду. Вечность и тоска - ох, влипли как! Наизусть читаем Киплинга, А вокруг - космическая тьма.

На земле читали в фантастических романах Про возможность встречи с иноземным существом, - Мы на Земле забыли десять заповедей рваных, Нам все встречи с ближним нипочем! Нам прививки сделаны от слез и грез дешевых, От дурных болезней и от бешеных зверей, - Нам плевать из космоса на взрывы всех сверхновых - На Земле бывало веселей! Прежнего, земного не увидим небосклона, Если верить россказням ученых чудаков, - То, когда вернемся мы, по всем по их законам На Земле пройдет семьсот веков!

То-то есть смеяться отчего: На Земле бояться нечего - На Земле нет больше тюрем и дворцов. На Бога уповали бедного, Но теперь узнали: Вот, двигаясь по световому лучу Без помощи, но при посредстве, Я к Тау Кита этой самой лечу, Чтоб с ней разобраться на месте.

Покамест я в анабиозе лежу, Те таукитяне буянят, - Все реже я с ними на связь выхожу: Уж очень они хулиганят. У таукитов В алфавите слов - Немного, и строй - буржуазный, И юмор у них - безобразный. Корабль посадил я как собственный зад, Слегка покривив отражатель. У таукитян Вся внешность - обман, - Тут с ними нельзя состязаться: То явятся, то растворятся Мне таукитянин - как вам папуас, - Мне вкратце об них намекнули. На Тау Ките Условья не те: Тут нет атмосферы, тут душно, - Но таукитяне радушны.

В запале я крикнул им: Но кибернетический гид мой Настолько буквально меня перевел, Что мне за себя стало стыдно. Но таукиты - Такие скоты - Наверно, успели набраться: Не помню, как поднял я свой звездолет, - Лечу в настроенье питейном: Земля ведь ушла лет на триста вперед, По гнусной теории Эйнштейна! Те, кто едят - ведь это иностранцы, А вы, прошу прощенья, кто такие? Те, кто едят, - ведь это ж делегаты, А вы, прошу прощенья, кто такие?

Пусть он в связке в одной с тобой - Там поймешь, кто. Если парень в горах - не ах, Если сразу раскис и вниз, Шаг ступил на ледник - и сник, Оступился - и в крик, - Значит, рядом с тобой - чужой, Ты его не брани - гони. Вверх таких не берут и тут Про таких не поют. Если ж он не скулил, не ныл, Пусть он хмур был и зол, но шел. А когда ты упал со скал, Он стонал, но держал; Если шел он с тобой как в бой, На вершине стоял - хмельной, - Значит, как на себя самого Положись на него!

И здесь за камнепадом ревет камнепад, - И можно свернуть, обрыв обогнуть, - Но мы выбираем трудный путь, Опасный, как военная тропа!. Кто здесь не бывал, кто не рисковал - Тот сам себя не испытал, Пусть даже внизу он звезды хватал с небес: Внизу не встретишь, как не тянись, За всю свою счастливую жизнь Десятой доли таких красот и чудес. Нет алых роз и траурных лент, И не похож на монумент Тот камень, что покой тебе подарил, - Как Вечным огнем, сверкает днем Вершина изумрудным льдом - Которую ты так и не покорил.

И пусть говорят, да, пусть говорят, Но - нет, никто не гибнет зря! Так лучше - чем от водки и от простуд. Другие придут, сменив уют На риск и непомерный труд, - Пройдут тобой не пройденный маршрут. А ну - не зевай! Ты здесь на везение не уповай - В горах не надежны ни камень, ни лед, ни скала, - Надеемся только на крепость рук, На руки друга и вбитый крюк - И молимся, чтобы страховка не подвела.

И от напряженья колени дрожат, И сердце готово к вершине бежать из груди. Весь мир на ладони - ты счастлив и нем И только немного завидуешь тем, Другим - у которых вершина еще впереди. Свою добычу смерть считала. Бой будет завтра, а пока Взвод зарывался в облака И уходил по перевалу. Вперед и вверх, а там Ведь это наши горы - Они помогут нам! А до войны - вот этот склон Немецкий парень брал с тобою, Он падал вниз, но был спасен, - А вот теперь, быть может, он Свой автомат готовит к бою.

Ты снова здесь, ты собран весь - Ты ждешь заветного сигнала. А парень тот - он тоже. Среди стрелков из "Эдельвейс", - Их надо сбросить с перевала!

Взвод лезет вверх, а у реки - Тот, с кем ходил ты раньше в паре. Мы ждем атаки до тоски, А вот альпийские стрелки Сегодня что-то не в ударе И с тех пор ты стала близкая и ласковая, Альпинистка моя, скалолазка моя, - Первый раз меня из пропасти вытаскивая, Улыбалась ты, скалолазка моя!

А потом за эти проклятые трещины, Когда ужин твой я нахваливал, Получил я две короткие затрещины - Но не обиделся, а приговаривал: А потом на каждом нашем восхождении - Но почему ты ко мне недоверчивая?! Ох, какая ты не близкая, не ласковая, Альпинистка моя, скалолазка моя! Каждый раз меня из пропасти вытаскивая, Ты учила меня, скалолазка.

За тобой тянулся из последней силы я - До тебя уже мне рукой подать, - Вот долезу и скажу: Так оставьте ненужные споры - Я себе уже все доказал: Лучше гор могут быть только горы, На которых еще не бывал. Кто захочет в беде оставаться один, Кто захочет уйти, зову сердца не внемля?! Но спускаемся мы с покоренных вершин, - Что же делать - и боги спускались на землю. Сколько слов и надежд, сколько песен и тем Горы будят у нас - и зовут нас остаться! Лучше гор могут быть только горы, На которых никто не бывал!

Высоцкий - Стоял Тот Дом Всем Жителям Знакомый

А моя печаль - как вечный снег: Не тает, не тает. Не тает она и летом В полуденный зной, - И знаю я: Лужиной Наверно, я погиб: Какие песни пел я ей про Север дальний! Я спел тогда еще - я думал, это ближе - "Про счетчик", "Про того, кто раньше с нею был" Но что ей до меня - она была в Париже, - Ей сам Марсель Марсо чевой-то говорил!

Я бросил свой завод, хоть, в общем, был не вправе, - Засел за словари на совесть и на страх Но что ей оттого - она уже в Варшаве, - Мы снова говорим на разных языках Приедет - я скажу по-польски: Она сегодня здесь, а завтра будет в Осле, - Да, я попал впросак, да, я попал в беду!. Кто раньше с нею был, и тот, кто будет после, - Пусть пробуют они - я лучше пережду! Вместо статуй будут урны "Революции культурной". И ведь главное, знаю отлично я, Как они произносятся, - Но чтой-то весьма неприличное На язык ко мне просится: Вот придумал им забаву Ихний вождь товарищ Мао: Не ходите, дети, в школу, Приходите бить крамолу!

И не то чтоб эти детки Были вовсе - малолетки, - Изрубили эти детки Очень многих на котлетки! Сам король страдал желудком и астмой, Только кашлем сильный страх наводил, - А тем временем зверюга ужасный Коих ел, а коих в лес волочил.

И король тотчас издал три декрета: Вот кто отчается на это, на это, Тот принцессу поведет под венец". А в отчаявшемся том государстве - Как войдешь, так прямо наискосок - В бесшабашной жил тоске и гусарстве Бывший лучший, но опальный стрелок.

На полу лежали люди и шкуры, Пели песни, пили меды - и тут Протрубили во дворце трубадуры, Хвать стрелка - и во дворец волокут. И король ему прокашлял: Мне бы - выкатить портвейна бадью! А не то тебя раз-два - и в тюрьму! Ведь это все-же королевская дочка!. Делать нечего - портвейн он отспорил, - Чуду-юду уложил - и убег Вот так принцессу с королем опозорил Бывший лучший, но опальный стрелок.

Выстрела в спину Не ожидает. На батарее Нету снарядов. Надо быстрее На вираже! Даже в дозоре Можешь не встретить врага. Это не горе - Если болит нога. Петли дверные Многим скрипят, многим поют: Здесь вас не ждут! Многие лета - Тем, кто поет во сне! Все части света Могут лежать на дне, Все континенты Могут гореть в огне, - Только все это - Не по мне!

А целый век ходить на задних лапах - Это грустная участь людей. Сегодня зрители, сегодня зрители Не желают больше видеть укротителей.

стоял тот дом всем жителям знакомый скачать

А если хочется поукрощать - Работай в розыске, - там благодать! У немногих приличных людей Есть человеческий вкус и запах, А каждый день ходить на задних лапах - Это грустная участь зверей.

Сегодня жители, сегодня жители Не желают больше видеть укротителей. А если хочется поукрощать - Работай в цирке, - там благодать!

стоял тот дом всем жителям знакомый скачать

Денег нет, женщин нет, Да и быть не. Сколько лет воровал, Сколько лет старался, - Мне б скопить капитал - Ну а я спивался. Ни кола ни двора И ни рожи с кожей, И друзей - ни хера, Да и быть не. Сколько лет воровал, Сколько лет старался, - Мне б скопить капитал - Ну а я спивался Только - водка на троих, Только - пика с червой, - Комом - все блины мои, А не только первый.

Встречу ли знакомых я - морозно мне, Потому что все обледенели. Будто нет ни весны, ни лета - В саван белый одета планета - Люди, падая, бьются об лед.

Гололед на Земле, гололед - Целый год напролет гололед. Гололед, гололед, гололед - Целый год напролет, целый год.

Даже если всю Землю - в облет, Не касаясь планеты ногами, - Не один, так другой упадет На поверхность, а там - гололед! Только - лед, словно зеркало, лед, Но на детский каток не похоже, - Может - зверь не упавши пройдет Меня замучили дела - каждый миг, каждый час, каждый день, - Дотла Сгорело время, да и я - нет меня, - только тень, только тень!

А может, ждать уже устал - и ушел или спишь, - Ну что ж, - Быть может, мысленно со мною говоришь Теперь Ты должен вечер мне один подарить, подарить, - Поверь, Мы будем только говорить!

Все время новые дела у меня, все дела и дела Догнать, Или успеть, или найти Нет, опять не нашла, не нашла! Теперь мне кажется, что мне не успеть за судьбой - Всегда Последний в очереди ты, дорогой! Подруг Давно не вижу - все дела у меня, без конца все дела, - И вдруг Сгорели пламенем дотла все дела, - не дела, а зола!

Весь год Он ждал, но дольше ждать и дня не хотел, не хотел, - И вот Не стало вовсе у меня больше дел. Теперь Ты должен вечер мне один подарить, подарить, - Поверь, Что мы не будем говорить!

Джон Ланкастер в одиночку, преимущественно ночью, Щелкал носом - в ем был спрятан инфракрасный объектив, - А потом в нормальном свете представало в черном цвете То, что ценим мы и любим, чем гордится коллектив: Клуб на улице Нагорной - стал общественной уборной, Наш родной Центральный рынок - стал похож на грязный склад, Искаженный микропленкой, ГУМ - стал маленькой избенкой, И уж вспомнить неприлично, чем предстал театр МХАТ.

Но работать без подручных - может, грустно, а может скучно, - Враг подумал - враг был дока, - написал фиктивный чек, И, где-то в дебрях ресторана гражданина Епифана Сбил с пути и с панталыку несоветский человек. Епифан казался жадным, хитрым, умным, плотоядным, Меры в женщинах и в пиве он не знал и не. Побрейтесь свеже, и на выставке в Манеже К вам приблизится мужчина с чемоданом - скажет он: А за это, друг мой пьяный, - говорил он Епифану, - Будут деньги, дом в Чикаго, много женщин и машин!

Враг не ведал, дурачина: Да, до этих штучек мастер этот самый Джон Ланкастер!. Но жестоко просчитался пресловутый мистер Пек - Обезврежен он, и даже он пострижен и посажен, - А в гостинице "Советской" поселился мирный грек. Может, просто человек, Ну а может быть, шпион!

Почему мы от границы Шли назад, а не вперед? Может быть, считать маневром, Мудрой тактикой какой - Только лучше б в сорок первом Драться нам не под Москвой Но в виски, как в барабаны, Бьется память, рвется в бой, Только меньше ноют раны: Четверть века - срок большой. Москвичи писали письма, Что Москвы врагу не взять. Наконец разобрались мы, Что назад уже. Нашу почту почтальоны Доставляли через час.

Слишком быстро, лучше б годы Эти письма шли от. Мы, как женщин, боя ждали, Врывшись в землю и снега, И виновных не искали, Кроме общего врага. И не находили места - Ну, скорее, хоть в штыки! Ждали часа, ждали мига Наступленья - столько дней!. Чтоб потом писал в книгах: Кто остался с похоронной, Прочитал: Память вечная героям - Жить в сердцах, спокойно спать Только б лучше б под Москвою Нам тогда не воевать. Помогите хоть немного - Оторвите от жены. Поверишь в бога, Если это бог войны. За столом одиноко сидит капитан.

А видал ты вблизи пулемет или танк?

Скачать где владимир высоцкий песню дом хрустальный на горе – Скачать Музыку в Mp3

А ходил ли ты, скажем, в атаку? В сорок третьем под Курском я был старшиной, - За моею спиной - такое Много всякого, брат, за моею спиной, Чтоб жилось тебе, парень, спокойно! А винтовку тебе, а послать тебя в бой?! А ты водку тут хлещешь со мною!. Он все больше хмелел, я - за ним по пятам, - Только в самом конце разговора Я обидел его - я сказал: Не вгоняю я в гроб никого, Но вчера меня, тепленького - Хоть бываю и хуже я сам, - Оскорбили до ужаса.

И, плюнув в пьяное мурло И обвязав лицо портьерой, Я вышел прямо сквозь стекло - В объятья к милиционеру. И меня - окровавленного, Всенародно прославленного, Прям как был я - в амбиции Довели до милиции. И, кулаками покарав И попинав меня ногами, Мне присудили крупный штраф - За то, что я нахулиганил.

А потом - перевязанному, Несправедливо наказанному - Сердобольные мальчики Дали спать на диванчике. Проснулся я - еще темно, - Успел поспать и отдохнуть я, - Я встал и, как всегда, - в окно, А на окне - стальные прутья!

И меня - патентованного, Ко всему подготовленного, - Эти прутья печальные Ввергли в бездну отчаянья. А рано утром - верь не верь - Я встал, от слабости шатаясь, - И вышел в дверь - я вышел в дверь! В мире - тишь и безветрие, Тишина и симметрия, - На душе моей - тягостно, И живу я безрадостно.

Воет воем, что твои упокойники, Если есть там соловьи - то разбойники. В заколдованных болотах там кикиморы живут, - Защекочут до икоты и на дно уволокут. Будь ты пеший, будь ты конный - заграбастают, А уж лешие - так по лесу и шастают. А мужик, купец и воин - попадал в дремучий лес, - Кто зачем: По причине пропадали, без причины ли, - Только всех их и видали - словно сгинули.